Дипломная работа

от 20 дней
от 9999 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1999 рублей

Реферат

от 3 дней
от 699 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 99 рублей
за задачу

Диссертация

Сроки и стоимость индивидуальные

Главная - Государство и право - Римское судопроизводство

Римское судопроизводство Государство и право . Курсовая

  • Тема: Римское судопроизводство
  • Автор: Юлия
  • Тип работы: Курсовая
  • Предмет: Государство и право
  • Страниц: 18
  • Год сдачи: 2008
  • ВУЗ, город: Римское судопроизводство
  • Цена(руб.): 1500 рублей

Заказать персональную работу

Выдержка

4. Формулярный процесс.
Воз¬никновение новой судебной процедуры формулярного процесса свя¬зывается с историческим перерождением исходных видов легисакционного судопроизводства. Ввиду большей гибкости на первый план по общеупотребительности стали постепенно выходить виды, связанные со свободным назначением судьи. Легисакционное судоговорение станови¬лось по преимуществу обрядовой стороной, а собственно установление судебной истины и разрешение споров осуществлялось в иных, не стро¬го предписанных законами условиях. Законодательством III вв. до н.э. было, наконец, прямо установлено преимущество новых форм судебного разбирательства, основанных на активной роли преторской юстиции.
Смысл формулярного процесса заключал¬ся в том, что юридический предмет спора формулировала не сторона, за¬являвшая исковое требование, а претор. Истец и ответчик излагали дело перед магистратом в любых выражениях, принимая во внимание, прежде всего свой действительный интерес и обстоятельства реальные, а не то, что предполагалось по аналогичному случаю требованиями древнего права, как-то было ранее. Претор уяснял юридическую сущность спора (т.е. играл одновременно роль и юрисконсульта, и своего рода представи¬теля высшего правового надзора) и излагал эту сущность в специальной записке, адресованной судье. Предписания формулы не были прямо связаны с требованиями закона по поводу дела и только подразу¬мевались в ней, а, по сути, она представляла воплощение собственного преторского правотворчества, на которое они были уполномочены объе¬мом своей власти. Формулы были типическими, например, «Если че¬ловек Стих по праву квиритов есть Авла Агерия, то приговори Нумерия Негидия, если нет, оправдай». В отличие от древнего права и от формальных предписаний закона судопроизводство по формуле предусматривало аль¬тернативность исхода дела по одному иску, т.е. было и более экономным, и более гибким. Формула поступала к судье, который вел судопроизвод¬ство по-прежнему в свободной манере, как и было на стадии injudicio.
Формулы не были совершенно произвольными, а отражали прак¬тику преторской юстиции. Единожды предоставив возможность защи¬тить право по новым основаниям, в последующем претор не мог отка¬зать в принятии аналогичного иска. Но закрепление новых формул было очень сложным. И здесь римская юстиция далеко не отошла от прежнего формализма.
Как и легисакционный процесс, формулярное судопроизводство считалось сохраняющим нормальный порядок частного суда. Сохранялось и типичное для предыдущего процесса деление на две стадии in jure и in judicio.
Основным органом юсиции при формулярном процессе был пре¬тор, в провинциальных общинах-муниципиях магистраты (по двое). Истец и ответчик являлись лично к претору или к магистратам. Вместо насильственного привода в обыкновение был введен штраф на неявив¬шегося. Процесс на всех его стадиях истец и ответчик вели лично, но уже допускались и представители. По признании иска истец получал допол¬нительный признаваемый иск об исполнении постановленного решения. Если этих особых условий не было, то следовала формулировка заявления в стадии in jure; могли быть предложены встречные вопросы ответчика и т.п. После присяги сторон эта стадия завершалась.
Составление формулы, в котором участвовали лично или через представителей истец и ответчик, становилось, таким образом, своего рода договором сторон относительно содержания претензии и содержания воз¬можного взыскания; в принципе, формулярный процесс допускал тем са¬мым и упрощение спора в интересах обеих сторон, возможность найти меру полюбовного соглашения в рамках судоговорения. Из этого общего значения формулы и смысла первой стадии вытекали некоторые всеоб¬щие требования к судопроизводству по частным искам, характерные и для всего последующего судебного процесса. Во-первых, отрицалась воз¬можность повторного иска по тому же делу с теми же или сходными тре¬бованиями. Во-вторых, составляя формулу, стороны как бы оформляли новое правоотношение между ними, которым до некоторой степени обязывались друг перед другом и за отступления от которого терпели и процессуальные ограничения, и иные неблагопри¬ятные последствия. В-третьих, записанное при составлении формулы полагалось как неизменное на всем последующем ходе процесса или су¬договорения, ни истец, ни ответчик не могли приводить иных доводов, иначе представлять фактические или юридические обстоятельства дела.
Вторая стадия процесса in judicio находилась в руках профессиональных судей (как правило, коллегии судей). Рассмотрение дела должно было произойти не позднее 18 месяцев после составления фор¬мулы. Стороны выступали перед судьей второй стадии процесса в абсо¬лютно равноправном положении, пользовались равной свободой в осве¬щении обстоятельств дела, равным правом отрицать и доказывать. Судья считался как бы творцом нового правоотношения между сторонами, сле¬дуя первоначальному предписанию формулы, закреплял ее предписания конкретным судебным постановлением, выступая в роли судьи-арбитра. Исполнение судебного решения ста¬ло представлять специальную дополнительную стадию в общем ходе судопроизводства. Для добровольного исполнения судебного постановле¬ния сторонам давалось 30 дней. Принудительное исполнение судебного решения происходило в виде специально регламентированных проце¬дур executio. Исполнение могло быть направлено против личности должника (например, отпущение раба на свободу, выдача вора головой потерпевшему и т.п.) или против имущества его . В последнем случае executio принимала специальный характер, когда исполнение касалось какой-то определенной вещи; или универсальный характер, когда исполнение направлялось на все имущество должника в полном объеме.
Переход к форму¬лярному процессу при рассмотрении исков частного права объективно вывел претора на первый план судопроизводства и связанного с ним правотворчества. Именно за ним было при этом порядке решающее сло¬во в понимании, толковании, применении норм закона и права. При легисакционном процессе, при строго подзаконном понимании су¬щества исковых требований и возможных истребуемых взысканий пре¬тор, по сути, не мог изменить или остановить процесс, и от него только зависело санкционировать своею властью судоговорение. В этом отно¬шении, первоначально роль претора была отчасти пассивной: он мог кор¬ректировать процедуру судоговорения только с помощью точных пред¬писаний закона, и где закон молчал, там был бессилен и претор.

Содержание

Содержание.
Введение...3
1. Порядок уголовного судопроизводства4
2. Общие презумпции в частном судопроизводстве7
3. Легисакционный процесс...9
4. Формулярный процесс..10
5. Когниционный процесс14
Заключение.17
Список литературы18

Введение
Римское право представляет исключительный по своим особен¬ностям и значению предмет юридического изучения. Принято уделять заслуженное внимание римскому праву в рамках юридического образования или общего научного познания права. Объясняется это не только огромным влиянием римского права в свое историческое время на становление национальных, правовых культур романо-германской семьи, но и особыми непреходящими внутренними качества¬ми собственно римского права. По словам видного совре¬менного французского правоведа Р. Давида, «Римская империя знала бле¬стящую цивилизацию, и римский гений создал юридическую систему не имеющую прецедентов в мире» .
Римское судопроизводство исследована в трудах как зарубежных авторов, так и в отечественной науке. Объектом исследования является римское право. Предметом исследования выступает римское судопроизводство.
Цель работы исследование, анализ судопроизводства в Риме.
Согласно цели в работе необходимо решить следующие задачи:
1. Выявить порядок уголовного судопроизводства, общие презумпции в частном производстве;
2. Проследить, как осуществляется судопроизводство в различного вида процессах (легисакционном, формулярном, когниционном).
Работа состоит из введения, шести пунктов, заключения и списка литературы.
Методологической базой выполненной работы являются специальная литература, исследования отечественных и зарубежных ученых.




1. Порядок уголовного судопроизводства.
Основные пра¬вовые процедуры, в общих рамках уголовного судопроизводства, сложи¬лись при отправлении магистратско-комициального или магистратского с участием присяжных судебного рассмотрения уголовных дел.
Наиболее принципиальной особенностью уголовного судопроизводства в римской юстиции, было требование необходимости только частного обвинения по всем уголовным делам. Ни должностные лица, ни официально исполнявшие судейские функции, ни кто бы то ни было в сво¬ем качестве не гражданина, а чиновника, военного, священнослужителя и т.д. не мог ни возбудить уголовного дела, ни поддерживать обвинения в суде, представлять доказательства и т.п. Для начала уголовного судопроизводства по римскому праву необходимо было, чтобы частное лицо (полноправный римский гражданин) обвинил другое лицо в нарушении права с признаком уголовного преступления, в частном порядке обратился в соответствующую судебную инстанцию и выразил решимость в порядке частной инициати¬вы поддерживать обвинение.
Заинтересованное в обвинении лицо обращалось в специальный по данной категории дел орган уголовную комиссию. Ко¬миссий было несколько (первая для разбора дел о взяточничестве и лихо¬имстве была учреждена в середине II в. до н.э., а в период монархии постепенно заменялись специальными судами). Объединение всех таких комиссий считалось как бы верховным уголовным судом. В составе их было по несколько специалистов судей из числа граждан высших сословий, присяжные судьи избирались по жребию; председательствовал специальный пре¬тор. До назначенного заседания суда гражданин-обвинитель должен был выполнить некоторые формальности по засвидетельствованию своего намерения и сути обвинения. Если обвинителей было несколько претор назначал одного в качестве главного, добавив так же, как правило, троих помощников. Все они подписывали обвинительный акт, в котором ука¬зывались:
1) место слушания дела,
2) имя претора,
3) имя обвинителя,
4) имя обвиняемого,
5) суть вчиняемого преступления,
6) указания зако¬на по этому поводу,
7) место, год и месяц совершения преступления.
Об¬виняемый пользовался правом пересмотра акта обвинения. (В случае боль¬шинства обвинений гражданин оставался полностью свободным до суда и в ходе суда; предварительному заключению подвергались обвиняемые в отцеубийстве и в попытке восстановить царскую власть в Риме.)
Обвинитель в известном мысле связывал себя фактом обвине¬ния. Только выигрыш дела не влек никаких возможных отрицательных последствий, и даже давал возможность получить общественную награ¬ду (кроме известности). При проигрыше дела в суде, при недоказанности обвинения, обвинителю мог быть в свою очередь вчинен иск со стороны прежнего обвиняемого по поводу клеветы на него, а также любой римс¬кий гражданин мог обвинить его в недобросовестности, сговоре с обви¬няемым и возбудить очередное дело.
После определения содержания обвинения следовала процедура назначения состава суда присяжных. Каждая сторона имела право отво¬дить определенное количество назначенных в списке присяжных; как правило, в слушании дела принимали участие от 35 до 75 присяжных (ти¬пичным было наличие 51 присяжного) . Затем жребием определялись су¬дьи-специалисты. Суд собирался в специально организованном месте в строго определенные дни и часы, был открытым и гласным: помимо уча¬стников процесса и их приглашенных не возбранялось участие публики.
Судоговорение начиналось с речи обвинителя. Обвинение могло быть строго единичным, т.е. кого-либо можно было обвинить в ходе процесса только по одному уго¬ловному преступлению (одного типа). Главным элементом судоговорения были речи: обвинителей и обвиняемого (с его защитниками) как правило, по 4 с каждой стороны, но могло быть и до 12. Время речей не огра¬ничивалось. Позднее, во избежание злоупотреблений, установилось правило, что обвиняемому давалось время на треть большее, чем речь обвинителя. Допрос свидетелей велся лично сторонами. После заверша¬ющего спора ораторов и напутствия председательствующего наступал мо¬мент решения присяжных.
Присяжные выносили общий вердикт голосованием. Решение их предполагалось трояким: «оправдан», «при¬говорен», «истина не установлена». Приговор требовал голосов не менее 50% присяжных, при равенстве го¬лосов «за» и «против» подсудимый оправдывался. Слушание дела могло быть возобновлено с тем же либо с аналогичным содержанием обвинения, но по прошествии определенного времени. Приведение приговора в исполнение оставлялось на попечении обвинителей с выдачей им специ¬альных приказов на имя уполномоченных магистратов города.
В эпоху монархического строя, тем боее рецепции римского права, значительно возросла роль председательствующего в суде. Появились платные обвинители-доносчики, а затем и профессиональные следователи-полицейские. Обвинение могло быть уже не только ча¬стным, но и официальным. Судоговорение становилось зак¬рытым и сводилось практически к допросу обвиняемого по поводу обвинения. Не допускалось более соглашение сторон о содер¬жании обвинения, о требуемом наказании. Вынесенный и оформленный судебный приговор, если не приводился в исполнение немедленно, считался властным приказом для администрации и не требовал никаких до¬полнительных судебных действий

2. Общие презумпции в частном судопроизводстве.
Судебное участие сторон и судоговорение исходило из требова¬ния подчинения авторитету судьи. Вынося решение, судья не обязан был давать им объяснения, тем более доказывать, почему он избрал тот или другой вариант исхода дела. В противном случае судья терял бы свое процессуальное положе¬ние и превращался в двойника-истца и двойника-ответчика в одном лице.
Судоговорение должно подчиняться требованию реальности и экономности, спор должен находиться в сфере права (а не вопросов, например, о материальных свойствах вещи, проблем науки, культуры, техники и т.п.). Признавалось, что доказательства и обоснования должны быть направлены на обстоятельства дела с точки зрения права: «В вещах явных ошибается тот, кто прибегает к авторитету закона, ибо очевидные истины не подлежат доказыванию» . Не следовало доказывать, что ночь темное время суток, что долг следует возвращать и т.п. В отношении двой¬ственности правовых предписаний следовало руководствоваться общепринятыми правилами: «основания для исключений должны быть доказаны» тогда как применение нормы закона в качестве правила не подлежало обоснованию.
Судебное рассмотрение и решение должно быть справедливым в отношении людей, т.е. граждан. Задача суда в том, чтобы не только устано¬вить обстоятельства дела, но и дать оценку им с точки зрения права, кото¬рое, в римской юриспруденции, было, в том числе наукой о добром и справедливом. Все сомнения, неясности должны истолковываться возможно более благосклонно по отношению к тем, на кого предполагалось возлагать ответственность по делу.
Судебная роль судьи должна быть ограничена содержанием требования. Судья не властитель, не наставник, не представитель римского народа, не религиозный авторитет. В его задачи не входит восстанавливать вообще справедливость, вообще выяснять облик истца или ответчика, ход их жизни и т.п. Решение должно приниматься только в соответствии с за¬явлениями сторон и представленными доказательствами, вынесенное решение не может своим содержанием предписанием и предписанием пре¬восходить требование. В последнем обстоятельстве заключалась одна из важных особенностей римского процессуального порядка: суд по частным искам был своего рода арбитром с ограниченной содержанием требова¬ния задачей. По тем или другим причинам истец мог заявить требование не в полном объеме, как-то следовало бы по обстоятельствам дела, но ис¬следование всех обстоятельств не входило в задачу суда.
Презюмировались определенные качества судьи, которые были критериями для отношения ко всем его процессуальным действиям: су¬дья должен всегда иметь в виду справедливость и ничего не постанов¬лять по собственному усмотрению или желанию, но только по законам и по праву. Сомнения в этих качествах, которые бы ставили под сомнения процессуальные действия, должны быть доказаны и выражались только в праве отвода судьи, но не оспаривания одних его действий при согла¬сии с другими.

Литература

1. Гегель Г.Ф. Философия права. М.: Мысль, 1990.
2. Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988.
3. Киселева Н. А. Римское право. Приор-издат., 2007
4. Новицкий И.Б. Римское право: Учебник для вузов Зерцало, 2006.
5. Омельченко О.А. Римское право: Учебник. Издание второе, исправленное и допол¬ненное. М.: ТОН Остожье, 2000
6. Система римского права. Учебник / Хвостов В.М.; Вступ. ст.: Суханов Е.А., Томсинов В.А. - М.: Спарк, 1996.
7. Смирнов Н.Н. Римское право. Учебник Изд. Михайлова 2004.

Форма заказа

Напрмер, Экономика

Похожие работы

Название Цена
Понятие и основание возникновения общей совместной собственности. Виды общей совместной собственности 1500
Формы возникновения государства 1500
Уголовное право в России в первой половине 19 века. (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.) 1500
Конституция РСФСР 1918 г. 1500
Крестьянская реформа 1861 года 1500
Конституция СССР 1936 года. 1500
Формирование сословно-представительной монархии в России 1000
Уголовное право и институты общей части по Соборному уложению 1649 года и уставу Петра 1. 1000
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА ОБЩЕСТВА. 1000
Публичное и частное право. 1000

© 2010-2017, Все права защищены. Принимаем заказы по всей России.