Дипломная работа

от 20 дней
от 9999 рублей

Заказать

Курсовая работа

от 10 дней
от 1999 рублей

Заказать

Реферат

от 3 дней
от 699 рублей

Заказать

Контрольная работа

от 3 дней
от 99 рублей
за задачу

Заказать

Диссертация

Сроки и стоимость индивидуальные

Заказать

Главная - Культурология - Понятия знака и знаковой системы

Понятия знака и знаковой системы Культурология. Учебник

  • Тема: Понятия знака и знаковой системы
  • Автор: Витача
  • Тип работы: Учебник
  • Предмет: Культурология
  • Страниц: 12
  • Год сдачи: 2007
  • ВУЗ, город: ВГПУ
  • Цена(руб.): 500 рублей

Заказать персональную работу

Выдержка

Знакам и знаковым ситуациям противостоят случаи, когда предмет не выполняет роли знака и, следовательно, не создает знаковой ситуации. Сравним с описанными выше два следующих случая. Допустим, что лапа собаки случайно попала в огонь. Собака тотчас же отдернет ее, т. е. совершит определенное действие. Это действие направлено непосредственно на предмет, вызвавший болевое ощущение, и состоит в том, чтобы уклониться от контакта с ним. Раздражитель ни к чему не отсылает собаку, не переключает ее внимание на какой-нибудь другой предмет. Наоборот, именно на нем сразу же концентрируется все внимание собаки. Радражитель в данном случае не выполняет функции знака, а ситуация в целом лишена знакового характера.

Точно так же, когда человек натыкается пальцем на иголку, он мгновенно отдергивает палец. И для него укол иголкой является не знаком какого-то другого предмета, на который он направил бы свое действие, а раздражителем, вызывающим действие на самого себя. Такой раздражитель не функционирует в качестве знака, и ситуация не является знаковой. В некоторых, правда довольно редких, случаях даже слова, эти концентраты знаковых отношений, могут вызывать действие на самих себя, т. е. утрачивать знаковый характер, например, когда мы наслаждаемся музыкой слов или голосом любимого человека, не обращая внимания на то, что они обозначают. Однако чаще всего нас интересуют не слова как таковые, а то, к чему они отсылают, на что они указывают. Иначе говоря, слова обычно являются для нас знаками, составными моментами знаковых ситуаций, обратное бывает лишь в виде исключения.

Английский писатель Дж. Свифт в фантастическом путешествии Гулливера на остров Лапуту описал чудаков-ученых, которые решили заменить слова предметами. Нагруженные разнообразными вещами, тащились они по городу и, вместо того, чтобы произнести слово, протягивали друг другу предметы. Именно в таком положении находилось бы человечество, если бы оно не сделало некогда одного из величайших открытий в своей истории не изобрело знаков. Знаки заменяют сущности, явления и вещи и позволяют людям обмениваться информацией.

Однако мы широко пользуемся и другими видами знаков-заменителей. Так, деньги являются знаком стоимости общественно необходимого труда, затраченного на производство вещи. Знаки с особенной активностью аккумулируют социальный опыт: ордена и звания, гербы и ритуалы, деньги и обряды все это знаки, отражающие разные принципы организации человеческого коллектива. Но знаки используются и системами, накапливающими духовный опыт людей. Произведения искусства создают образы реального мира, которые служат накоплению и передаче информации, эти образы тоже знаки.

Знаки обладают многими интересными свойствами. Так, например, для того, чтобы сдвинуть с места камень, надо приложить определенные усилия, причем по закону сохранения энергии эффект будет равен затраченным усилиям. Теперь представим себе заводской гудок. Энергия, которая потребна для его пуска, ни в коей мере не может быть сравнима с последствиями его действия: остановкой машин огромной мощности, приведением в движение масс рабочих. Знаки обладают способностью энергетически неравноценного воздействия. На этом же основана сила слова. Действие, которое оно производит, не может быть сопоставлено с затратой энергии на его произнесение.



2. Предметное и смысловое значение знака

Знак, как уже было сказано, отсылает организм или кибернетическую машину к какому-нибудь предмету. Учитывая этот факт, будем говорить, что любой знак обладает предметным значением для определенного организма или определенной машины. Так, звонок имеет предметное значение для собаки, у которой выработался на него соответствующий рефлекс. Тот же звонок может и не обладать предметным значением, если у собаки еще не сложился условный рефлекс или она его утратила в результате неподкрепления. Это не значит, что такая собака совсем не замечает звонка. При некоторых условиях (например, громкий звук) звонок может привлечь ее внимание. Однако, даже замеченный собакой, выделенный из комплекса других раздражителей, он ни к чему ее не отсылает, ни на что не указывает; в этом смысле он лишен для собаки предметного значения, т. е. не функционирует в качестве знака чего-то.

Когда человек слышит обращенные к нему слова, которые отсылают его к какому-нибудь предмету, они обладают для него предметным значением. Если же слова произносятся на незнакомом языке, они не имеют для слушателя предметного значения и воспринимаются им исключительно со стороны своего звучания. Слушатель может лишь предполагать, что говорящий не просто произносит ряд бессмысленных звуковых сочетаний, а хочет к чему-то отослать собеседника.

Между знаком и предметным значением существует двусторонняя связь. С одной стороны, нет знака без предметного значения. С другой стороны, нет предметного значения без знака носителя предметного значения. Следовательно, предметное значение является необходимым и достаточным признаком знака.

Предметное значение не исчерпывает той стороны знака, которая называется его значением. Кк показал в 1892 г. известный немецкий логик Г. Фреге (18481925), кроме предметного значения существует еще смысловое значение. Открытие двух видов значения было одним из больших достижений Г. Фреге. Можно соглашаться или не соглашаться с его истолкованием предметного и смыслового значения, однако без этих понятий семиотика как наука немыслима.

Собаку с выработанным условным рефлексом звонок не просто отсылает к некоему предмету, т. е. обладает для нее предметным значением. Он сигнализирует ей о наличии пищи в строго определенном месте. Благодаря чему становится возможной такая конкретная сигнализация? Почему звонок указывает данной собаке, что пища находится в данном ящике? Почему другую собаку он может отсылать в другое место или даже вообще не иметь для нее сигнального значения?

Очевидно, все дело в прошлом опыте собаки. Если после звонка собака всякий раз находила пищу в определенном месте, то последнее обстоятельство фиксируется ее памятью. Факт нахождения пищи в определенном месте оставляет определенный след в памяти собаки, причем след, связавшийся со звонком. Если бы та же Собака или какая-нибудь другая обнаруживала пищу в другом ящике, след был бы иным и она совершала бы иные действия.

Когда собака слышит звонок после его неоднократного подкрепления пищей, след, оставшийся в ее памяти, пробуждается, приходит в активное состояние и собака идет к определенному ящику за пищей. Абсолютно ясно, что характер ее действия (направление, по которому она пойдет, расстояние, на которое она удалится, и т. д.) определяется характером следа. Если следа вообще нет, отсутствует и отсылка, звонок не имеет для собаки предметного, знакового значения. Именно этот след и воплощает смысловое значение звонка. Звонок потому отсылает собаку к предмету, т. е. обладает для нее предметным значением, что он имеет для нее определенное смысловое значение.

Если ограничиться общим описанием картины, то в принципе таково же положение дел и во второй знаковой ситуации. Слова Принеси стакан воды! отсылают слушателя к определенному предмету. Почему они обладают такой способностью? Почему последняя не свойственна словам, произносимым на незнакомом языке? Да все по той же причине. Знакомые слова пробуждают образы предметов, связавшиеся с этими словами в процессе их усвоения. Незнакомые же слова не находят отклика в сознании человека. Слова отсылают слушателя к определенному предмету благодаря тому, что слушатель понимает их смысловое значение. Без смыслового значения не могла бы осуществиться знаковая функция и слова не имели бы для человека предметного значения.

Рассмотрим третью ситуацию. Если столкновение черепашки с препятствием несколько раз сопровождается свистком, то достаточно одного свистка, чтобы она повернула обратно. Очевидно, под влиянием одновременного действия препятствия и звонка в ней происходят определенные изменения, физические процессы (зарядка конденсатора, замыкание контакта и т. п.). Разумеется, физические процессы, происходящие в черепашке, не тождественны физиологическим и психологическим процессам в животном и человеке, но с семиотической точки зрения, т. е. с точки зрения структуры и развертывания знакового процесса, представляют интерес не эти различия, а то общее, что есть во всех трех ситуациях. Свисток отсылает черепашку к препятствию, вызывает у нее действие, направленное на то, чтобы избежать столкновения с препятствием. Отсылка же эта невозможна без посредства тех изменений, какие остались в ней от прошлого опыта. Эти изменения выполняют ту же функцию, что и следы в памяти животного или человека в аналогичных обстоятельствах. Таким образом, свисток обладает для черепашки определенным смысловым значением. Если бы он был лишен смыслового значения, она не реагировала бы на него, как не реагирует на массу окружающих ее предметов, не оставивших в ней никакого следа.

Приняв во внимание существование трех основных типов знаковых ситуаций, можно определить смысловое значение как след предмета, к которому отсылает знак, след, оставляемый в памяти животного или человека или в кибернетическом, устройстве прошлым опытом.

Когда мы приступили к выяснению природы знака, то вначале говорили только, о предметном значении, не упоминая ни словом о смысловом значении. Такое разделение двух видов значения знака возможно лишь в теоретическом анализе: описывая сложное явление, всегда начинают с какой то одной особенности, а от других временно отвлекаются.

В самой действительности дело обстоит иначе. Нет двух явлений, существующих независимо друг от друга: предметного значения и смыслового значения. Не бывает так, чтобы знак отсылал к предмету сам по себе, вне смыслового значения. Знак отсылает к предмету, т. е. обладает предметным значением, лишь через посредство смыслового значения. Характеристика некоторого предмета как отсылающего к другому предмету, которая избегает какого бы то ни было упоминания о смысловом значении, является продуктом абстрагирующего анализа. Выделения именно этой стороны знакового процесса вполне достаточно, чтобы дать определение знака. Однако этим не исчерпываются все особенности знака. Если бы мы пожелали выйти за рамки определения, в котором, как известно, указываются только признаки, позволяющие отличить одно явление от другого, и дать более полную характеристику знаку, мы могли бы сказать так: знак есть предмет, отсылающий организованную систему (организм или кибернетическое устройство) к другому предмету при помощи следа этого другого предмета, следа, оставленного прошлым опытом. Или короче: знак есть предмет, обладающий предметным и смысловым значением для некоторой организованной системы.

Содержание

1. Что такое знак?

Понятие знака, которое одновременно разрабатывалось и лингвистами, и математиками, и логиками, стало фундаментальным понятием семиотики, которую не случайно чаще всего называют наукой о знаковых системах.

Что же такое знак? Вначале укажем те особенности знака, которые лежат как бы на поверхности явлений и описание которых не требует специального анализа.

Прежде всего, знак есть предмет (в широком смысле слова, в каком предметом являются не только вещи, но и свойства вещей, их отношение друг к другу, событие, факт и т. п.), доступный восприятию того организма, для которого он выступает в качестве знака. Ясно, далее, что предмет, выполняющий функцию знака, представляет ценность для организма не сам по себе, а лишь в отношении к другому предмету. Знак всегда является знаком чего-то. Именно это отношение к чему-то другому делает один предмет знаком другого предмета. Каков характер этого отношения? Самый общий ответ гласил бы: Первый предмет обозначает второй предмет. Совершенно очевидно, что подобный ответ не решает проблемы, ибо за словом обозначение стоят те же смутные интуиции, какие связаны и со словом знак, но он по крайней мере ставит проблему. Там, где один предмет функционирует как знак другого предмета, имеет место отношение обозначения. И если мы хотим узнать природу знака, мы обязаны прежде всего выяснить сущность обозначения. Для этого нужно провести специальный анализ, в основу которого мы положим индуктивный прием обобщения единичных случаев.

Проанализируем три следующие ситуации:

1. Допустим, физиолог, производящий опыты над собаками, помещает в комнате пустой ящик, в который временами заглядывает собака. Иногда она находит в ящике пищу. Если наличие пищи в ящике всякий раз сопровождается звонком, то уже после нескольких повторений собака научается искать пищу в ящике по звонку. У собаки выработался на звонок условный рефлекс, в ее мозгу установилась связь между звонком и наличием пищи в ящике.

Рассмотрим ближе функцию, выполняемую звонком после того, как на него выработан условный рефлекс. Услышав звонок, собака совершает определенные действия: бежит к ящику, хватает пищу и съедает ее. Объектом ее действий является пища. Совершенно ясно, что, когда условный рефлекс уже сложился, действие собаки не направлено на сам звонок. Следовательно, функция звонка заключается не в том, чтобы вызвать действие на самого себя, а в том, чтобы указать собаке на другой предмет (пища в ящике), по отношению к которому собака и совершает ряд действий, отослать собаку к этому предмету, направить ее внимание на этот предмет. Звонок не интересует собаку сам по себе. Он выполняет посредствующую функцию, сигнализируя о наличии пищи в определенном месте. Помня об этом, перейдем к анализу второй ситуации.

2. Предположим, что один человек говорит другому: Принеси стакан воды! Человек, к которому обращаются с такой просьбой, идет к столу, берет стакан, наливает в него воды, а затем приносит его. Он совершает, таким образом, услышав слова, ряд действий. Несмотря на отличие второй ситуации от первой (о чем речь пойдет ниже), у них есть и нечто общее. Действия, вызванные у слушателя словами, направлены не на сами слова, то есть звуки, произведенные голосовым аппаратом говорящего, а на другой предмет. Слова не объект действия и здесь этот момент еще более очевиден, чем в примере со звонком, они выступают в качестве средства, указывающего слушателю на определенный предмет (в нашем теперешнем примере на необходимость совершения определенного действия). Как и звонок в первой ситуации, слова выполняют посредствующую функцию функцию указания на что то иное, отличное от них самих.

3. И наконец, последняя ситуация, в которой действующим лицом является черепашка, изобретенная английским инженером и психиатром Уолтером Греем, простейшее кибернетическое устройство, имитирующее деятельность животного. Оказывается, у черепашки можно выработать условный рефлекс. Она сконструирована так, что, наталкиваясь на препятствие, поворачивает обратно. В момент столкновения ее с препятствием раздается свисток. Так повторяется несколько раз, после чего черепашка научается поворачивать обратно по свистку, еще не коснувшись препятствия. Свисток указывает черепашке на препятствие, отсылает ее к этому предмету, сигнализирует о нем. И в этом случае в качестве объекта действия выступает не сам свисток, а другой редмет препятствие, от встречи с которым уклоняется черепашка и о наличии которого говорит свисток.

Сравнив функцию звонка в первой ситуации, произносимых слов во второй и свистка в третьей, мы видим, что во всех случаях имеется нечто общее, а именно: один предмет (звонок, произносимые слова, свисток) указывает на другой предмет (наличие пищи в ящике, необходимость принести стакан воды, наличие препятствия), один предмет отсылает к другому предмету некоторый организм (собаку, человека) или кибернетическое устройство (черепашку).

Литература

Апель К.-О. Трансцендентально-герменевтическое понятие языка. (сокр. перевод-реферат В. Н. Фурса) // От Я к другому: Сб. пер. по проблемам интерсубъективности, коммуникации, диалога. Минск, 1997.

Арутюнова Н. Д. Наивные размышления о наивной картине языка // Язык о языке. М., 2000.

Барт Р. Война языков. // Барт Р. S/Z / Пер. с фр. Г. Косикова, В. Му-рат. М., 1994.

Барт Р. Воображение знака. / Пер. Н.Безменовой // Избр. работы: Се-миотика. Поэтика. М., 1989.

Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М., 1994.

Барт Р. Основы семиологии // Французская семиотика: От структура-лизма к постструкткурализму / Пер. с фр. Г.Косикова, М, 2000, с.247-310 (или в кн: Структурализм: "за" и "против". М, 1975, с.114-163 )

Барт Р. Семиологическое приключение.

Барт Р. Семиология и градостроительство. // Современная архитекту-ра. 1971. N1.

Барт Р. Система Моды. Статьи по семиотике культуры. - Пер. с фр., вступ. ст. и сост. С.Н. Зенкина. М.: Издательство им. Сабашниковых, 2003.

Барулин А. Н. О структуре языкового знака // Знак. Сб. ст. по лин-гвистике, семиотике и поэтике пам. А.Н. Журинского. М., 1994.

Бахтин М. М. Автор и герой художественного произведения // Эсте-тика словесного творчества. М., 1985.

Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средне-вековья и Ренессанса. М., 1990.

Белый А. Символизм как миропонимание. М., 1994.

Бенвенист Э. Семиология языка. // Бенвенист Э. Общая лингвистика. Гл 5 (с.69-89 по изданию: Благовещенск, 1998)

Бодрийяр Ж. Система вещей. М., 1999.

Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть. // Нача-ла. М., 1994.

Варзарян С. Р. От знака к образу. Ереван, 1973.

Ветров А. А. Семиотика и её основные проблемы. М., 1968.

Гаспаpов М. Л. М. М. Бахтин в русской культуре XX века. Вторичные моделирующие систем. Таpту, 1979.

Гаспаров Б. М. Тартуская школа 1960-х годов как семиотический феномен // Ю. М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа. М., 1994.

Гаспаров Б. М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового сущест-вования. М.: Новое литературное обозрение,1996. 352 с.

Гольдин В. Е. Речь и этикет. М.: Просвещение, 1983.

Горелов И. Н., Енгалычев В. Ф. Безмолвный мысли знак: Рассказ о невербальной коммуникации. М.: Молодая гвардия, 1991.

Греймас А., Курте Ж. Семиотика. Объяснительный словарь теории языка // Семиотика. М., 1998. Т.2. С.510-577.

Гусев С. С. Смысл возможного. Коннотационная семантика. М.: Але-тейя, 2002 (Серия: Тела мысли)

Гуссерль Э. Логические исследования. Т.2. Исследование 1: Выраже-ние и значение. / Пер. В.Молчанова // Логос. М., 1997. N10.

Делез Ж. Логика смысла. / Пер. с фр. Я.Свирского. М., 1995.

Делез Ж. Платон и симулякр. // Новое литературное обозрение. М., 1993. N 5.

Делез Ж. Фантазм и современная литература. Клоссовски, или тела-язык // Делез Ж. Логика смысла. Фуко М. Theatrum philosophicum. /Пер. с фр. Я. И.Свирского. Екатеринбург, 1998.

Егоров Б. Ф. Жизнь и творчество Ю. М. Лотмана. М., 1999.

Журавлев А. Г. Звук и смысл. М., 1991.

Заренков Н. А. Опыт построения семиотической теории жизни и био-логии (Методология биологии: новые идеи (синергетика, семиотика, коэво-люция). М., 2001

Звегинцев, В.А. Человек и знак // Звегинцев, В.А. Язык и лингвисти-ческая теория. М., 1973.

Знак. Сб. ст. по лингвистике, семиотике и поэтике пам. А.Н. Журин-ского. М., 1994.

Знаковые системы в социальных и когнитивных процессах. Новоси-бирск, 1990.

Золотницкий Н. Ф. Цветы в легендах и преданиях. Киев, 1994.

Иванов В. В., Лотман Ю. М., Пятигоpский А. М., Топоpов В. Н., Ус-пенский Б. А. Тезисы к семиотическому изучению культур (в применении к славянским текстам). Semiotyka i struktura tekstu. Wroclaw: Ossolineum, 1973.

Иванов В. В., Топоров В. Н. Слав, языковые моделирующие се-миотич. системы. М., 1965;

Иванов В. В.Очерки по истории семиотики в СССР. М.: Наука, 1976. 298 с.

Иванов Вяч. Вс. Нечет и чет. Асимметрия мозга и динамика знаковых систем. В его кн.: Избранные труды по семиотике и истории культуры. Т.1. М, 1998. С.381 - 602

Имя семантическая аура. Сб. статей. Отв. ред.: Т. М. Николаева. (Ежегодник. Первый выпуск). М.: "Языки славянской культуры", 2006.

Канке В. А. Семиотическая философия. Обнинск, 1997

Кнтекст. Лит.-теор. исследования. [Ежегод. вып.]. 1972-79. М., 1973-80;

Коул М., Скрибнер С. Культура и мышление. М, 1977 (гл.4 Культура и восприятие)

Крейдлин Г. Е., Кронгауз М. А. Семиотика, или Азбука общения. М.: Мирос, 1997.

Кристева Ю. Бахтин, слово, диалог и роман // Диалог. Карнавал. Хро-нотоп. Витебск, 1993. N 4.

Кристева Ю. Разрушение поэтики // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9. 1994. N5.

Лахман Р. Ценностные аспекты семиотики культуры / семиотики тек-ста Юрия Лотмана // Лотмановский сборник. М., 1995. Т.1. С.192 - 213.

Леви-Строс К. Из книги «Мифологичные. 1. Сырое и вареное» // Се-миотика и искусствометрия. М., 1972.

Леви-Строс К. Структурная антропология. М., 1983.

Лосев А.Ф. Диалектика мифа // Из ранних произведений. М., 1990.

Лосев А.Ф. Философия имени // Из ранних произведений. М., 1990.

Лосев А. Ф. Философия. Мифология. Культура. М., 1991.

Лотман М. Ю. Избранные статьи в трех томах. Таллинн, 1992-1993. Т.1-3.

Лотман М. Ю. Лекции по структуральной поэтике // Ю.М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа. М., 1994. С.17-245.

Лотман М. Ю. Текст в тексте // Труды по знаковым системам. ХIV. (Ученые записки Тартуского государственного университета. Вып. 567). Тар-ту, 1981. С.3-18.

Лотман Ю. М. "Договоp" и "вpучение себя" как аpхетипические мо-дели культуpы. Тpуды по русской и славянской филологии, 32 (Acta..., 513). Таpту, 1981. С. 316.

Лотман Ю. М. Анализ поэтического текста. Структура стиха. Л.: Про-свещение, 1972.

Лотман Ю. М. Внутри мыслящих миров: Человек текст - семиосфе-ра - история / Тартуский университет. М.: Языки русской культуры, 1999.

Лотман Ю. М. Возможна ли историческая наука и в чем ее функция в системе культуры ? // Лотман Ю.М Внутри мыслящих миров. Человек - текст - семиосфера - история. М., 1999. С.383-385.

Лотман Ю. М. и тартуско-московская семиотическая школа. М., 1994.

Лотман Ю. М. Избр. статьи. В 3 тт. Т. 1. Таллинн, 1992.-Т.1.

Лотман Ю. М. Каноническое искусство как информационный пара-докс // Лотман Ю. М. Об искусстве. СПб., 1998.

Лотман Ю. М. О двух моделях коммуникации в системе культуры. Труды по знаковым системам, 6 (Acta..., 308). Таpту, 1973, с. 227 243

Лотман Ю. М. Проблема "обучения культуре" как ее типологическая хаpактеpистика. Тpуды по знаковым системам, 5 (Acta et commentationes uni-versitatis Tartuensis, 284). Таpту, 1971. С. 167 176

Лотман Ю. М. Проблема исторического факта // Лотман Ю.М. Внут-ри ыслящих миров. Человек - текст - семиосфера - история. М., 1999. Лот-мановский сборник. М., 1995-1997. Ч.1-2.

Лотман Ю. М. Семиосфера.

Лотман Ю. М. Семиотика кино и проблемы киноэстетики // Лотман Ю. М. Об искусстве. СПб., 1998.

Лотман Ю. М. Семиотика сцены // Лотман Ю. М. Об искусстве. СПб., 1998.

Лотман Ю. М. Статьи по типологии культуры, вып. 1 (Таpту, 1970)

Лотман Ю. М. Структура художественного текста. М., 1971 (см. в особенности главу "Соположенность pазноpодных элементов как пpинцип композиции", с. 335 - 343)

Лотман Ю. М. Феномен культуры // Лотман Ю.М. Избранные статьи, т.1, Таллин, 1992

Лотман Ю. М., Успенский Б. А. Миф - имя культура // Лотман Ю. М. Избранные статьи, т.1, Таллин, 1992

Мамардашвили М. К., Пятигорский А. М. Символ и сознание: Мета-физические рассуждения о сознании, символике и языке. М., 1997.

Махлина С. Т. Семиотика культуры и искусства. Опыт энциклопеди-ческого словаря. Части I (А-Л) и II (М-Я). СПб.: Университет культуры, 2000

Мерло-Понти М. Феноменология языка // Логос: Философско-литературный журнал. М., 1994.

Моисеев В. И. Семиотический процесс в неживой природе. 1999.

Моррис Ч. Из книги «Значение и означивание»: Знаки и действия. // Семиотика. М., 1983.

Моррис Ч. У. Основания теории знаков // Семиотика /ред. и сост. Ю. С. Степанов. М., 1983. С. 36 - 88

Мукаржовский Я. Искусство как семиологический факт; Преднаме-ренное и непреднамеренное в искусстве.

Основные направления структурализма. М., 1964. [С. 69-80, 122-126, 206-208, 215-218.]

Пирс Ч. С. Из работы «Элементы логики» // Семиотика. М., 1983.

Пирс Ч. С. Логика как семиотика: теория знаков.// Метафизические исследования. Вып. 11. Язык. СПб,.1999. С. 199-217.

Проблемы знака и значения / Сб. ст. под ред. И.С. Нарского. М., 1969.

Пятигорский А. М. «О некоторых теоретических предпосылках се-миотики», «Семиотическая ситуация и ее наблюдатель», «Семиотическая си-туация в свете обсерваторной методологии» // Избранные труды. М., 1996

Расскажи стихи руками. М., 1992.

Рикер П. Конфликт интерпретаций: Очерки о герменевтике. М., 1995.

Рождественский Ю. В. Словарь терминов. Общество. Семиотика. Экономика. Культура. Образование. М.: Наука, 2002

Свирепо О. А., Туманова О. С. Образ, символ, метафора в современ-ной психотерапии. М.: Издательство Института психотерапии, 2003

Семиотика и авангард: Антология / Ред.-сост. Ю. С. Степанов, Н. А. Фатеева, В. В. Фещенко, Н. С. Сироткин. Под общ. ред. Ю. С. Степанова. М.: Академический Проект; Культура, 2006. 1168 с.

Семиотика культуры. Учёные записки ТГУ, вып. 463. Тарту, 1978.

Семиотика культуры. Учёные записки ТГУ, вып.546. Тарту,1981.

Семиотика пространства и пространство семиотики. Труды по знако-вым системам XIX / Отв. Ред. Ю. М. Лотман. Тарту, 1986.

Семиотика страха. Антология. М.: Русский институт, Европа, 2005 (Серия: Механизмы культуры)

Семиотика. Коммуникация. Стиль. Сборник обзоров. М.: АН СССР, 1983.

Семиотика. Сборник переводов./ Сост. Ю.С.Степанов. М.,1983.

Солганик Г. Е. От слова к тексту. М., 1993.

Соломоник А. Семиотика и лингвистика. М., 1995.

Соссюр, Ф. Труды по языкознанию. М., 1977.

Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры: Опыт иссле-дования. М., 1997.

Степанов Ю. С. Семиотика. М., 1972.

Степанов Ю. С., Эдельман Д. И. Семиотический принцип описания языка // Принципы описания языков мира. М., 1976.

Сусов И. П. Семиотика и лингвистическая прагматика // Язык, дис-курс и личность. Тверь, 1990.

Сэпир Э. Избранные работы по языкознанию и культурологии. М, 1993 (статьи "Символизм"; "Коммуникация")

Теория метафоры. /Сост. Н. Д. Арутюнова. М., 1990.

Тодоров Ц. Введение в фантастическую литературу.

Тодоров Ц. Теории символа. М., 1999.

Топоров В. Н. Древо мировое // Мифы народов мира. Энциклопедия. Т. 1. М., 1991.

Топоров В.Н. Пространство и текст // Текст: семантика и структура. М., 1983.

Труды по знаковым системам. В. 1-25. Тарту, 1964-92;

Труды по знаковым системам: XV. Типология культуры. Тарту, 1982.

Труды по знаковым системам: XVI. Текст и культура. Тарту, 1983.

Труды по знаковым системам: XVII. Структура диалога как принцип работы семиотического механизма. Тарту, 1984.

Труды по знаковым системам: XXI. Символ в системе культуры. Тар-ту, 1987.

Успенский Б. А. Поэтика композиции. М., 1971.

Успенский Б. А. Принципы структурной типологии. М.: Изд-во Московского университета, 1962.

Успенский Б. А. Роль дуальных моделей в динамике русской культу-ры (до конца XVIII в.) // Избр. труды. Т. 1. М., 1994.

Успенский Б. А. Семиотика искусства. М.: Школа «Языки рус-ской культуры», 1995.

Успенский Б.А. Избр. труды. Т. I: Семиотика истории. Семиотика культуры. М., 1996; Т. 2: Язык и культура.

Успенский Б.А. История и семиотика (Воспиятие времени как се-миотическая проблема) // Успенский Б.А. Избранные труды. М., 1996. Т.1.

Флоренский П. А. Обратная перспектива // Флоренский П. Избранные труды по искусству. М., 1996.

Флоренский П. А. У водораздела мысли // Соч. в 2-х т. Т. 2. М., 1990.

Фоли Д. Энциклопедия знаков и символов: Пер. с англ. 2-е изд. - М.: Вече. 1997.

Французская семиотика. От структурализма к постструктурализму. Антология. М.: Прогресс, 2000

Фреге Г. Понятие и вещь // Семиотика и информатика, Вып. 35. М, 1997, с. 380-396

Фреге Г. Смысл и денотат. // Семиотика и информация. Вып. 8. М., 1977.

Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. СПб.,1994.

Хайдеггер М. Путь к языку / Пер. В. Бибихина // Время и бытие: Ста-тьи и выступления. М., 1993.

Шапиро М. Некоторые проблемы семиотики визуального искусства. Пространство изображения и средства создания знака-образа // Семиотика и искусствометрия. М., 1972.

Шкловский В. Искусство как прием.

Щедровицкий Г. П. О методе семиотического исследования знаковых систем. М., 1967.

Эко У. О членении кинематографического кода // Строение фильма. М., 1983.

Эко У. Отсутствующая структура: Введение в семиологию. СПб., 2004

Элиаде М. Священное и мирское. / Пер. Н. Гарбовского. М.,1994.

Юнг К. Об архетипах коллективного бессознательного // Архетип и символ. М., 1991.

Якобсон Р. Лингвистика и поэтика // Структурализм: "за" и "против". М, 1975. С. 193 - 230.

Якобсон Р. О. В поисках сущности языка // Семиотика. М., 1983. С. 108 118.

Якобсон Р. О поэтической функции языка; Взгляд на развитие семио-тики.

Якобсон Р. О. Работы по поэтике. М., 1987.

Кафтанджиев Х. Семиотика абсолюта. М.: Издательство: РИП-холдинг, 2006 (Серия: Академия рекламы)

Форма заказа

Заполните, пожалуйста, форму заказа, чтобы менеджер смог оценить вашу работу и сообщил вам цену и сроки. Все ваши контактные данные будут использованы только для связи с вами, и не будут переданы третьим лицам.

Тип работы *
Предмет *
Название *
Дата Сдачи *
Количество Листов*
уточните задание
Ваши Пожелания
Загрузить Файлы

загрузить еще одно дополнение
Страна
Город
Ваше имя *
Эл. Почта *
Телефон *
  

Название Тип Год сдачи Страниц Цена
Теория культуры под редакцией С. Н. Иконниковой, В. П. Большакова Учебник 2010 592 500
курсовые, дипломные, контрольные на заказ скидки на курсовые, дипломные, контрольные на заказ

© 2010-2016, Все права защищены. Принимаем заказы по всей России.